Как воронежские следователи ловят коррупционеров, раскрывают убийства и отдыхают

Регион


Кирилл Левит.

Фото: Анна ГРЕБЕНКИНА

Накануне правоохранители отметили День сотрудников органов следствия России. В преддверии праздника в студии радио «Комсомольская правда» (Воронеж, 97.7 FM) побывал глава управления Следственного комитета по Воронежской области Кирилл Левит. Он рассказал о том, как его сотрудники ловят убийц, возвращают деньги государству и отдыхают.

О ПОЗДРАВЛЕНИЯХ

Из-за ситуации, в которой сейчас живет не только наша страна, но и весь мир, все происходит в режиме онлайн. Поздравлял коллег дистанционно. Конечно, сказать всего не получилось, но пожелал всем терпения, терпения и еще раз терпения. Работа у нас сложная. Энергетически и эмоционально очень затратная. На следователей постоянно давят процессуальные сроки. Есть всего два месяца от возбуждения уголовного дела до направления его в суд, все остальные продления идут через слушания и т.д. Это колоссальное нервное напряжение.

О СНЯТИИ СТРЕССА

Следователи — обычные люди. И снимают напряжение такими же способами. Как правило, идут в семью и проводят время с близкими. Кстати, этот вопрос для нас актуальный. Следовательский состав сейчас очень молодой. При приеме на работу мы обращаем внимание на семейное положение, потому что одинокому сотруднику, у которого нет теплого домашнего очага, которому негде поменять отрицательную энергию на положительную, очень тяжело. Они быстро выгорают.

О КОРРУПЦИИ

Я бы не стал говорить, что какая-то сфера в нашем регионе наиболее коррумпированная. Коррупционное мышление пронизывает все области. Просто нужно понимать: в прошлом году мы закончили 124 дела, среди них взятки в органах власти – полтора-два десятка. Остальное – правоохранители, сфера образования, медицины и т.д. Но тема коррупции во власти – очень живая. Каждый случай вызывает широкое обсуждение, и складывается ощущение, что вся система полностью коррумпирована. Но, конечно, нужно признать, что и удар по престижу государства наносится несопоставимый по сравнению с другими областями. То же самое с правоохранителями. Мы вынуждены задерживать сотрудников полиции, службы исполнения наказания, но они такими действиями дискредитируют не только свое управление. Многим людям непонятна разница между СК, УФСИН, прокуратурой. Зато все знают, что это правоохранительные органы.

Глава регионального СУ СКР.

Глава регионального СУ СКР.

ЧИТАТЬ  Воронежский облздрав опроверг отстранение от работы врача больницы №2. Последние свежие новости Воронежа и области

Фото: Анна ГРЕБЕНКИНА

О РАСКРЫТИИ УБИЙСТВ

Колоссальный шаг вперед – появление генетической экспертизы и новых способов выявления биологических следов. Сегодня нам помогает в этом цианакрилатная камера. Обладая ею 10-15-20 лет назад, такого количества нераскрытых дел не оставалось бы. Как она работает: предмет помещается в камеру, и происходит «окуривание парами». Это позволяет на любой поверхности выявить биологические следы. Ранее мы бы искали отпечатки пальцев, но сегодня они нас мало волнуют. Биологические следы – это почти 100% идентификация человека, даже если его нет в наших базах. Мы знаем генотип, а значит, его нахождение — вопрос времени.

Видеонаблюдение тоже помогает распутывать дела. Например, так вычислили транспортное средство, на котором приехал убивший сына бизнесмена в Рамонском районе киллер. Важную роль камеры сыграли в раскрытии дела о расправе над учительницей в Северном микрорайоне. Поэтому мы активно выступаем за развитие системы «Безопасный город». Чем больше мы раскрываем преступлений, тем меньше желания у людей их совершать.

О ПОЛОВОЙ НЕПРИКОСНОВЕННОСТИ ДЕТЕЙ

Изменение законодательства, когда категорию развратных действий в отношении детей до 12 лет перевели в изнасилование и насильственные действия, привело к перелому общественного сознания. Раньше такие случаи считались постыдными, поэтому о них старались не заявлять. Когда же взрослым объяснили, насколько опасны такие действия, ведь даже без непосредственного насилия они могут привести к тяжелым психическим и психологическим проблемам у ребенка, был большой скачок дел. Люди обращались и по текущим, и по старым случаям. Сейчас ситуация стабилизируется. Но меняется и само содержание преступлений: если раньше был непосредственный контакт, то сейчас в основном интернет-преступления. Возникают большие сложности с расследованием из-за замены IP-адресов. Это затрудняет процесс доказывания, уводят нас в сторону иностранных государств, хотя человек может находиться в соседнем доме. Таких примеров очень много.

.

О ДОВЕДЕНИИ ДО СУИЦИДА

ЧИТАТЬ  Воронежская сельчанка умерла в машине скорой после многочасового ожидания врачей – Новости Воронежа и Воронежской области – Вести Воронеж

На территории Воронежской области не было выявлено фактов, когда какое-то конкретное лицо склоняло детей к самоубийству. А вот случаи оказания давления на ребят в тех или иных сообществах были. В отдельных ситуациях это приводило к смерти. Но сказать, что такие процессы носят системный характер, мы не можем. Широкое обсуждение таких тем нужно, чтобы обозначить проблему, но в то же время привлекает внимание неокрепших умов. Это вызывает тревогу. В каждом случае суицида выясняем обстоятельства, узнаем причину, по которой ребенок таким образом закончил свою жизнь. И часто, к сожалению, оказывается, что у детей просто нет понимания, что такое смерть, что жизнь конечна и ее нельзя перезапустить. Вот это по-настоящему страшно.

О НАЛОГОВЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЯХ

С момента передачи нам налоговых преступлений, мы возместили государству более двух миллиардов рублей. И тут наблюдается интересная тенденция. Если в 2014-м мы вернули порядка 5-10 миллионов, то прошлом году более 600, а в этом за полгода 450. Так происходит потому, что системно выстроена работа. Налажено взаимодействие с МВД и ФСБ, у нас сформирован специальный отдел. И плюс есть рабочая схема: либо ты платишь при выявлении и освобождаешься от дальнейшего преследования или идешь в суд, тратишь время, силы и все равно платишь. Иного пути нет. В 70% случаев дела заканчиваются на стадии возбуждения.



Источник

Оцените статью
Новости Воронежа