Путин тогда практически сохранил все мое правительство

Политика


Сергей Степашин

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

— Сергей Вадимович! Политик вы уникальный, историческая личность…

— Ну, уж прямо, я еще не помер.

— Очень многие, кто был с вами рядом в 90-е, куда-то пропали. Они живы-здоровы, но их нет в политике. А вы остаетесь. То ли вас Путин поддерживает, то ли вы — сам такой.

— Так сложилось.

— Поэтому вам можно любые же вопросы задавать, правильно, вы на меня не обидитесь?

— Да нет. Какой ты хотел вопрос еще задать?

— Сергей Вадимович! Сегодня особая дата — 9 августа. Именно в этот день в 1999-м Владимир Путин был назначен премьер-министром вместо Сергея Степашина.

— Скажем так. 9 августа 1999 года в отставку был отправлен Степашин. А затем уже назначен Путин. Надо точно расставлять акценты.

— Ну, да. То есть, мы с вами в такой день встречаемся — хотя, совсем по другому поводу. (Готовилось интервью Степашина к 30-летию путча ГКЧП, который произошёл 19-21 августе 1991-го.)

— Да, так сложилось. Что было, то было.

— Скажите, пожалуйста, вот что отличало Путина — как премьера? Я имею в виду — и первый раз — в 1999-м, и второй — после того, как в 2008-м истекли его президентские полномочия?

— Премьером он был вдумчивым. Динамичным.

— Я, кстати, в августе 1999-го освещал его самую первую премьерскую поездку — в Магнитогорск и Оренбург. Мы, журналисты, тогда тоже обратили на это внимание.

— Во-первых, мне было приятно, что Владимир, практически, сохранил все мое правительство. Ушли только Михайлов (министр по делам национальностей. — А.Г.) и Крашенинников (министр юстиции).

Причем, я жалею, что Миннац разогнали вообще. Ну, а Павла Владимировича из-за КПРФ … а так правительство все осталось, оно работало у Владимира Путина.

И я считаю, что за те полгода, пока Владимир был премьером, удалось сохранить тенденцию поступательного роста.

ЧИТАТЬ  "Взять за шкварник": Пригожин объяснил свое отношение к оппозиции

— В экономике?

— В экономике, конечно.

— И — укрепить безопасность?

— И безопасность – да, это Чечня.

Тогда началась, по сути дела, вторая чеченская кампания. И она началась при мне, потому что 8 августа, поздно вечером, я прилетел в Дагестан из Казани, там был и Квашнин (начальник Генштаба. — А.Г.), там были все силовики. Мне доложили, что в Чабанмахи и Карамахи вторглись банды Басаева и Хаттаба. Я спросил – а чего молчим-то, почему не стреляем? Во-первых, как они туда прошли-то у тебя через Ослиное Ухо? (Стратегическая высота в Дагестане. — А.Г.) Молчит. Я говорю – почему не стреляем-то?

— Это кто у кого спрашивал?

— У Анатолия Васильевича Квашнина.

— А он что говорил?

— Я говорю – у меня есть полномочия от президента и мои полномочия — премьер-министра Степашина, я вам даю команду – выполняйте. Тогда ударили. Первый удар был нанесен как раз 8 августа.

— По приказу Степашина? Это опровергает легенду о том, что якобы Вы тогда повели себя нерешительно…

— Я, будучи министром внутренних дел, вооружил почти один миллион дагестанцев и на 300 тысяч увеличил милицию. Она и спасла Дагестан в конечном счете.

Спроси у Магомедали Магомедова (экс-глава Дагестана. — А.Г.), каким был Степашин. Этих засранцев ни одного не видел в горах.

— Очень хороший вопрос. Очень хороший ответ. Скажите, пожалуйста, а потом — премьер Путин…

— Владимир Путин это и продолжил.

— Ну, а потом, когда он стал второй раз премьером?

— Это был хороший премьер тоже. На самом деле, он был лидером страны.

— Больше, чем премьером?

— Да, он оставался лидером страны. Хотя и говорили о некоем тандеме, но все было понятно. Пускай Дмитрий Анатольевич на меня не обижается.

— Нет, он не будет обижаться.

— Ну, может обидеться.

— А вот в 2024 году, вполне возможно, Владимир Владимирович снова пойдет в президенты.

ЧИТАТЬ  Шойгу, Лавров и Карелин открыли Федеральный штаб общественной поддержки «Единой России»

— А вот давайте доживем до 2024 года. У нас еще впереди… давай я свою версию сейчас скажу. По поводу вот обнуления президентских сроков. Сейчас многие критикуют, в том числе, и твоего друга Павла Крашенинникова, зачем это нужно было, значит, я объясняю, как я это понимаю. Пойдет Путин в 2024-м или не пойдет на выборы президента – бабушка надвое сказала. Еще времени достаточно для того, чтобы принять решение. Но, зная нашу страну замечательную, я тоже в большой политике поработал. И вот представляешь себе, да, 2024 год, неизвестно, пойдет Путин — не пойдет, а по Конституции таких полномочий уже бы и не было, уже начиная со следующего года забегали бы по углам кандидаты разные…

— И — запад тут как тут!

— Да запад-то Бог с ним. И они бы начали, и в минуту бы забегали. И так бы забегали, у нас столько желающих появилось бы, Бог мой! Кто работать будет?

Я помню, как тогда Путин сказал – может быть, пойду, может быть, нет. Когда он приехал на заседание Госдумы.

Путин абсолютно прав. В России глава государства хромой уткой быть не может. Иначе будет февраль 1917 года. Или август 1991 года. Один в один.

— А вот потом он, Путин – у нас же шесть лет сейчас президентский срок – допустим, до 2030 года может остаться в Кремле…

— Ну, чего сейчас это обсуждать? Вот давай так. Вот изберут или пойдет, тогда мы к этой теме вернемся. Хорошо?

— Нет, просто, может быть, снова премьером?

— Нет, это не надо. Зачем? У нас сейчас неплохой премьер-министр. Я внимательно слежу, как работает Михаил Владимирович Мишустин, давно его знаю, организованный, крепкий, нормальный. Ему дают работать, на всякий случай. Хотя бОльшую часть стратегических вопросов экономики и так решает наш глава государства.

ЧИТАТЬ  Президент Азербайджана готовит новое выступление перед нацией

— Когда у вас бывают с Владимиром Путиным вот такие узкие, земляческие встречи…

— Давно не было. Пандемия помешала. Все.

— Когда бывают?

— Давно не было. Сань, давно не было.

— Какие вы там секреты…

— Нету никаких секретов, нет уже, пандемия наступила – все. Давай победим пандемию, потом я тебе расскажу. Все. Давай. Супруге привет…

— И вы — своей. Спасибо. Удачи!



Источник

Оцените статью
Новости Воронежа