Готовы ли ключевые страны НАТО к взаимодействию с талибами*

Политика



После решения о выводе сил НАТО из Афганистана движение «Талибан»* продолжает захватывать территории в этой стране. По последним данным боевики взяли под контроль один из крупных административных центров на юго-западе республики. США при этом не отказываются от планов по выводу войск, придерживаясь двойственного подхода — с одной стороны критикуя талибов, с другой, заставляя афганское правительство освобождать пленных боевиков. Эксперты считают, что ключевые страны НАТО преследуют собственные цели, не гнушаясь взаимодействия со всеми сторонами конфликта для их реализации.

«Уйти, но остаться»

Основное внимание в развитии конфликта в Афганистане сосредоточено вокруг США, и сигналы из Вашингтона в последнее время поступают достаточно неоднозначные. Официально Белый дом критикует движение «Талибан (организация запрещена в России)» (запрещено в РФ) за попытку захватить территорию Афганистана, настаивая, что такие действия не приведут к международному признанию движения.

Вместе с тем, по информации The Wall Street Journal, в прошлом году США надавили на правительство Афганистана для освобождения около 5 тыс. талибов. В числе отпущенных на свободу боевиков оказался полевой командир радикального движения Мавлави Талиб, который возглавил атаки «Талибана» против правительственных сил.

Пока наступление талибов можно назвать достаточно удачным для боевиков — по последним данным, им удалось взять под свой контроль город Зарандж, центр провинции Нимроз на юго-западе Афганистана.

Кроме того, «Талибан» удерживает районы на границе страны с Ираном, Таджикистаном, Туркменистаном, Китаем и Пакистаном. По некоторым оценкам, талибы уже захватили более 50% территории Афганистана.

В подобных условиях подход США к проблеме и продолжение вывода войск выглядит несколько неоднозначным. Как заявил в беседе с «Газетой.Ru» главный научный сотрудник Института США и Канады РАН Владимир Васильев, Вашингтон до сих пор не имеет четкого представления по тому, что делать с Афганистаном.

«Афганистан стал сегодня символом, а у американцев как было «мышление домино», так оно и осталось. То есть они могут считать, что если они вывели войска, то это по факту поражение и мало чем отличается от событий в Юго-Восточной Азии (проигрыша во Вьетнамской войне). Поэтому дальше может последовать «теория домино», то есть после ухода США из Вьетнама последовала Камбоджа и ряд других событий. Тогда эта теория сработала, и сейчас в США боятся, что может последовать за Афганистаном в странах Ближнего Востоке — как минимум может усилиться непреклонность Ирана», — пояснил эксперт.

Однако тут есть другая точка зрения, что уход войск США из Афганистана — это плановое отступление, в основе которого лежит финансовый фактор, продолжил Васильев, с 2021 года Вашингтон прекратил финансирование спецопераций по борьбе с глобальным терроризмом, речь идет о фонде в который они суммарно вложили около $2 трлн, но теперь его больше нет.

ЧИТАТЬ  Лукашенко назвал выборы в США издевательством над демократией

«Грубо говоря, посчитали деньги и поняли, что их нет, свернув финансирование, несмотря на сохранение геополитической значимости Афганистана и угрозы «эффекта домино». И теперь перед США встает классическая проблема, как одновременно уйти из Афганистана, но и остаться в нем. Стратегия уже была изложена Пентагоном — если «Талибан» нарушит свои обещания, то США вернутся. Это такая классическая ситуация, вроде бы заявить, что война закончена, но оставить повод всегда вернуться. Из всей этой каши многое и складывается, поскольку нет каких-то четких представлений и нет финансового обеспечения», — добавил эксперт.

Но тут есть другая проблема, продолжает эксперт: правительство в Кабуле может пасть достаточно быстро и всех афганцев с проамериканскими настроениями быстро ликвидируют, и в этом плане в США понимают, что они рискуют потерять Афганистан полностью.

«Худший вопрос для Вашингтона тут, если проводить аналогия с Вьетнамом — что делать с политическим вакуумом, который возникает внутри Афганистана. Он может быть заполнен Китаем, странами Центральной Азии или Россией. Не исключено, что Москва может присутствовать в регионе вместе с КНР или Ираном, в том числе как часть какой-либо международной коалиции. Это для американцев создает такую проблему, что их возвращение станет практически невозможным. В итоге США шарахаются из стороны в сторону, в рамках вот этой политики «уйти, чтобы остаться», — указал эксперт.

С точки зрения Васильева, американцы, пытаясь найти какое-то решение, готовы взаимодействовать со всеми заинтересованными сторонами внутри страны — как с афганским правительством, так и с талибами, чтобы потраченные за 20 лет силы и средства не пропали зря.

«Де-факто «Талибан» они признали, заключив с ними мирное соглашение, но могут пойти и по другому пути. Учитывая, что талибы не едины, кого-то можно купить, кого-то натравить друг на друга, а с кем-то договориться», — подчеркнул эксперт.

«Амбиции Эрдогана»

При этом, решая свои задачи в Афганистане, США по традиции подключают к этому и своих союзников по НАТО. Одна из важных задач в этом плане легла на плечи Турции, от которой Вашингтон попросил помощи в охране аэропорта Кабула после ухода американцев, а также размещения части афганских беженцев на своей территории — это касается только тех граждан Афганистана, которые оказывали ту или иную поддержку западным странам.

ЧИТАТЬ  Власти Германии: Алексей Навальный выжил благодаря быстрой реакции омских врачей

Последнюю просьбу в Анкаре пока выполнять отказываются, указывая на опасность возникновения нового миграционного кризиса из-за желания США спасти афганских беженцев от преследования «Талибана». Но безопасность аэропорта Кабула предложили обеспечить сами, несмотря на сопротивление талибов, назвавших размещение турецких войск нарушением суверенитета Афганистана.

С точки зрения старшего научного сотрудника ИМЭМО РАН Виктора Надеина-Раевского, турки в данном случае преследуют собственные цели, которые по традиции носят множественный характер.

«Во-первых, у них есть идейный момент по распространению своего влияния на тюркоязычную часть Афганистана. Речь идет об афганских узбеках, в том числе маршале Абдул-Рашид Дустуме, а также туркоманах у границ с Ираном и Туркменией. В общем Турции есть за что зацепиться и кому агитировать, пропагандировать и доказывать, что они братья по языку и религии. Это нормальное явление для Анкары, то же самое они делают на постсоветском пространстве, развернув активную деятельность по распространению своего влияния», — сказал эксперт «Газете.Ru».

Второй момент касается исламского направления турецкой политики, продолжил Надеин-Раевский, Турция позиционирует себя как верующая страна, хоть и с якобы умеренным исламом, и в Афганистане у них есть родственные души — по большому счету это как раз талибы.

Нельзя сказать, что «Талибан» приветствовал турецкое вмешательство в афганскую ситуацию, объявив, что войска Турции будут рассматриваться как оккупационные части, отметил Надеин-Раевский, но Анкара все же пытается договориться с так называемыми умеренными талибами.

«Турки фактически готовы взаимодействовать со всеми в Афганистане для реализации поставленных целей, однако далеко не все готовы взаимодействовать с ними. Дальнейшее развитие событий зависит от решимости турок и их умения договориться. При этом в самой Турции попытка закрепиться в Афганистане особого одобрения не вызывает. Оппозиция, естественно, вся против, они считают, что турецкие солдаты не должны погибать за какие-то политические интересы правящего президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Да и в правящей партии хватает противников подобной экспансии. Но пока что Эрдоган держится на своих амбициях», — подчеркнул эксперт.

«Немецкая демократия»

Еще одним государством, так или иначе задействованным в регионе, является Германия. Как пишет Bild, представители ФРГ проводят тайные переговоры с «Талибаном» для обсуждения гарантий безопасности для немецких сотрудников гуманитарных организаций, находящихся в Афганистане, и положение афганцев, помогавших бундесверу и федеральной полиции Германии во время их участия в международной операции в Афганистане.

ЧИТАТЬ  Итоги переговоров глав МИД России и Сирии соответствуют ожиданиям Дамаска

В правительстве сам факт общения с талибами также подтверждают, правда, называют несколько иные темы. Согласно заявлению МИД Германии, целью встреч было скорейшее достижение прогресса в вопросе возобновления внутриафганских переговоров и установление перемирия в республике. В ведомстве также уверяют, что переговоры проходили в присутствии представителей как афганского правительства, так и талибов.

В целом, подход Германии к ситуации в Афганистане выглядит достаточно сдержанным. По версии немецкого политолога Александра Рара,

немецкое правительство оказалось абсолютно неподготовлено к текущему кризису, поскольку рассчитывало на продление миссии НАТО и то, что США останутся в Афганистане, чтобы защищать Запад от возникновения там нового рычага напряженности в исламизме.

«Германия просчиталась, потому что американцы делают то, что им кажется важным. США фактически бросили своих союзников на произвол судьбы, потому что терроризм из Афганистана, вероятно, достаточно быстро поползет по Европе. При этом ФРГ все время смотрела на Афганистан как на полигон, где нужно строить демократию — других альтернатив для них тут нету. Доходит до того, что сейчас главная забота для немцев — вывезти «хороших афганцев», которые помогали Германии на территории страны. Вот вывозить их или нет, является основной темой для немцев на данный момент», — добавил эксперт.

С точки зрения Рара, Германии необходимо начать вести переговоры с Россией, ШОС и ЕАЭС о совместной борьбе с терроризмом в регионе, но Берлин не готов на это идти.

«В Берлине до сих пор не верят, что в Афганистане нельзя построить демократию. В прессе и со стороны различных специалистов говорят о том, что нужно все-таки договориться и предполагают, что талибы не такие уж плохие. Однако тут Германию, скорее всего, будет ждать уже второе разочарование, поэтому ей стоит перейти к работе как минимум с региональными державами, в том числе с Ираном, чтобы в Афганистане не появился опять очаг терроризма», — отметил эксперт.

Однако основными темами для немцев по треку Афганистана все же выступают сохранность вооружений, вывод своих сил и безопасность беженцев, указал Рар, и для их реализации они готовы говорить с «Талибаном».

«Впрочем, диалог идет на достаточно низком уровне — дипломаты, задействованные на переговорах, не входят в высшие круги руководства Германии. На более высоком уровне разговаривать немцы не хотят, дабы не легитимизировать талибов», — резюмировал эксперт.



Источник

Оцените статью
Новости Воронежа