Как в нефтеносной Ливии электричество стало предметом торга и шантажа

Мир

Как в нефтеносной Ливии электричество стало предметом торга и шантажа

После того, как в Ливии стихли активные боевые действия, а фронт стабилизировался на линии Сирт — Аль-Джуфра, конфликт перетек в политическую плоскость.

Однако вынужденное затишье обнажило проблемы, которые во время активной фазы войны оставались замороженными, а сегодня превратились в предмет торга. Причем торга не между Восточным правительством Ливии и Правительством национального согласия, но среди враждующих фракций отнюдь не монолитного Триполи.

Редакция Telegram-канала «Рыбарь» объясняет причины антиправительственных протестов, в начале лета охвативших Ливию, а также разбирается, почему в «мирном» и «освобожденном» Триполи после прекращения боевых действий закончилось электричество.

Спустя месяц после того, как кончилась война

Первого июля в городе Аль-Хомс, расположенном к востоку от Триполи, начались митинги против отключения электроэнергии: время «блэкаута» доходило до 20 часов в сутки. Медиасторонники Ливийской национальной армии (ЛНА) и Восточного правительства Ливии объясняют такие «веерные» отключения политическими причинами: якобы Правительство национального согласия (ПНС) Ливии таким образом обосновывает необходимость заключить договор с турецкими подрядчиками на модернизацию имеющихся источников электроэнергии и строительство новых.

20 июля 2020 года в Главной энергетической компании Ливии (GECOL) объявили о смене совета директоров. Но это мало на что повлияло, поскольку глава Президентского совета ПНС Файез Саррадж по совместительству является председателем совета правления, куда входят акционеры GECOL.

К августу люди начали выходить на улицы и перекрывать трассы. Протесты затронули практически все города — Триполи, Аль-Хомс, Мисурату, Злитен, Сук аль-Джумаа, Караболи, даже коснулись находящегося под контролем ЛНА Сирта.

Как в нефтеносной Ливии электричество стало предметом торга и шантажа

Провальный сектор

Согласно докладу GECOL, до свержения Ливийской Джамахирии в 2011 году пиковые нагрузки на национальную энергосеть составляли 5 759 мегаватт, тогда как суммарная мощность электростанций потенциально была в состоянии покрыть потребность в полтора раза больше — почти до девяти тысяч мегаватт. Не случись войны, темпы электрификации страны к 2020 году достигли бы 14 тысяч мегаватт (усредненный рост составлял, по расчетам аналитиков компании, 11,4 % в год).

Как в нефтеносной Ливии электричество стало предметом торга и шантажа

Свыше 30% всей нагрузки приходилось на столицу, 20% — на Аз-Завию и участок на границе с Тунисом. То есть те территории, которые сегодня находятся под контролем ПНС.

Если свести все до сухих цифр, то потребности запада страны обеспечивают пять электростанций:

— Аз-Завия (станция комбинированного типа) — 1440 мегаватт;

— Западные горы (работающая на газе станция) — 624 мегаватт;

— Триполи-запад (работающая на пару станция) — 350 мегаватт;

— Триполи-юг (работающая на газе станция) — 500 мегаватт;

— Аль-Хомс (две станции — одна на газе, другая на пару) — 1000 мегаватт.

До 2020 года на западе планировалось возвести еще три станции — работающую на газе в Западных горах (312 мегаватт), комбинированного типа в Мисурате (750 мегаватт) и еще одну работающую на газе на западе Триполи (1400 мегаватт).

Как в нефтеносной Ливии электричество стало предметом торга и шантажа

Для этого тянулись и новые высоковольтные (до 400 киловольт) линии электропередач: дополнительные ветки предстояло протянуть вдоль всего побережья и в «выступе» к югу от столицы. К уже существующим подстанциям планировалось добавить еще две — в Млите и Сиди Баннуре.

Если же взглянуть на картину еще шире и обратить внимание на то, как электросеть растянута по всем странам Средиземноморья, то обнаружится, что «обмен» электроэнергией налажен не только с сухопутными соседями — Тунисом, Алжиром и Египтом, но и с морским — Италией.

ЧИТАТЬ  В США суд получил список лиц, которые вмешивались в выборы

Объем повреждений

Во время «ливийской весны» в 2011 году энергосеть бывшей Джамахирии серьезно пострадала: было уничтожено почти 1400 км ЛЭП на 400 киловатт и свыше двух тысяч ЛЭП на 220 киловатт, 11 подстанций обоих типов и три электростанции были частично или полностью выведены из строя.

Однако упадок начался гораздо раньше — еще в 1990-х годах, когда из-за наложенных на правительство Муаммара Каддафи санкций был затруднен найм иностранных подрядчиков и инженеров. Чуть легче стало в период 2004–2010 гг.: примерно тогда же были заключены контракты на модернизацию имеющихся мощностей и их усиление.

Как в нефтеносной Ливии электричество стало предметом торга и шантажа

Только большинство этих договоров было рассчитано на срок до 2020 года.

«Рай для коррупции»

Пиковые «провисания» подачи электроэнергии в Триполи составляют от пяти часов весной и осенью, а также до 40 часов в зимний и летний периоды. Все это приводит к трагическим событиям: например, смерти новорожденных в родильных домах, невозможности предоставить эффективную медицинскую помощь и росту заболеваний дыхательных путей среди населения, вынужденного дышать продуктами горения электрогенераторов.

GECOL была апробирована практика дозированного разделения энергопотребления в соответствии с потребностями тех или иных зон. Только в случае с Триполи это не сработало: руководство подстанций в Таджуре, Джанзуре, Мисурате и Аз-Завии отказалось лишать собственное население «благ цивилизации», чтобы «прокормить» центр.

Энергетический сектор Ливии — это рай для коррупции. Бюро аудита Ливии в докладе за 2017 год прямо обвинило руководство GECOL в растрате и неэффективности функционирования. Только за последние восемь лет в GECOL освоили дотации на сумму в 8 млрд ливийских динар (5.1 млрд евро) — причем это оказалось нерезультативно. Помимо общей халатности главного поставщика электроэнергии Ливии, энергосеть страны страдает от действия вандалов, намеренного вывода из строя опор ЛЭП и подстанций, не говоря уже об обычной для военного времени кражи проводов.

Случаи воровства и вандализма происходят и по сей день: 8 августа в Злитене украли 750 метров кабелей, 9 августа подобное произошло в Убари, 12 августа — на трассе к международному терминалу Триполи, 27 августа — в самом Триполи, а 2 сентября неизвестные повредили опоры ЛЭП в Ар-Рабиа.

Мусорная проблема 

С электрическим кризисом тесно связана мусорная проблема.

Из-за плотности населения в столице ежедневно «генерируется» до трех тысяч тонн мусора и отходов. Год назад в Таджуре запланировали строительство мусороперерабатывающего завода, но до сих пор неизвестно, кто и когда его будет строить.

После перехода главной свалки в районе Сиди ас-Сайа под контроль ЛНА в конце лета 2019 года мусор стали утилизировать в неприспособленных для этого местах.

Импровизированные свалки на улицах города и сжигание мусора где попало привели к регулярным сбоям в работе турбин электростанции Триполи-юг: фильтрационные системы станции просто перестали справляться. 2 февраля 2020 года станция Триполи-юг полностью вышла из строя, лишив город 400 мегаватт.

В июле 2020 года ситуация повторилась — пять энергоблоков вышли из строя.

ЧИТАТЬ  После убийства учителя в пригороде Парижа во Франции проходят массовые протесты против мракобесия

И это несмотря на то, что контроль над главной свалкой столицы снова вернулся к силам ПНС.

Пиковые нагрузки при пиковой коррупции

В апреле 2020 года Нидерландский институт международных связей провел оценку столичной электросети Триполи еще при «прежней» линии фронта, проходящей по южным кварталам.

Пиковые нагрузки на ливийскую энергосистему приходятся на лето: это обусловлено сильной жарой и повышенным спросом населения на вентиляторы и кондиционеры. Общенациональная блокада нефтяного сектора создала дополнительные проблемы: к лету обнаружилась нехватка дизельного топлива и других нефтепродуктов, необходимых для работы крупнейших электростанций в ливийской столице.

Если в Триполи GECOL сохраняет видимость контроля, то принадлежащие на словах Главной электрической компании страны подстанции и электростанции в других городах де-факто контролируются местными группировками, которые, помимо того, что не делятся электроэнергией, еще и диктуют «центру» свои условия.

Показателен пример Аз-Завии, где в 2017 году прекратили подачу газа на электростанцию после похищения людей в Варшафане. Это вылилось в полномасштабный «блэкаут» по всей стране.

В июле 2018 года контролировавшая квартал и тюрьму Абу Салим группировка «Абу Салим» взяла под контроль местную электростанцию и тоже стала диктовать свои условия, отказываясь «делиться электричеством» с менее благополучными районами столицы. Это сильно упрочило позиции группировки, а ее лидер, Абдул Гани аль-Кикли по прозвищу «Ганива», снискал популярность у местного населения.

Как в нефтеносной Ливии электричество стало предметом торга и шантажа

В июле 2019 года действующие на юге столицы группировки отключили водоснабжение в западной и центральной Ливии на несколько недель. Уже 13 июля в GECOL заявили, что «вооруженная группировка вошла на электростанцию Аль-Харша и собственноручно запустила работу отключенных линий электропередач», тем самым воспрепятствовав усилиям инженеров. Ремонтная бригада должна была перенастроить станцию для обеспечения столичного региона. Это так и не было сделано, а из-за сбитых настроек оборудование начало выходить из строя.

На пресс-конференции GECOL уже на следующий день было прямо сказано, что вооруженные нападения на подконтрольной Правительству национального согласия территории препятствуют сколько-нибудь эффективному распределению электроэнергии и дозированному отключению. По словам представителей компании, атаки на объекты электрической инфраструктуры происходят до четырех раз в день.

Источники заработка и инструмент контроля

Начиная с 2011 года на черном рынке резко вырос спрос на бытовые и промышленные электрогенераторы. В интересах их поставщиков «национальные» ЛЭП либо частично, либо полностью выводились из строя — пока не будут распроданы запасы продукции сомнительного качества. Электрогенераторы работают на дизельном топливе, которое тоже стало одним из основных товаров. Последний нелегально продают на черном рынке по ценам, на порядок превышающим официальные. Во время «набегов» на электростанции и подстанции дизельное топливо сливалось и накапливалось на складах.

Еще один механизм «подрыва» энергосети заключался в сознательном нарушении цепей поставки электроэнергии для манипулирования обществом.

После разделения страны на условные «запад» и «восток» руководство GECOL тоже потеряло единство. Целостность межрегиональных электросетей оказалась нарушена, но мощности местных электростанций хватало на обеспечение потребностей не столь многочисленного востока и центра.

Как в нефтеносной Ливии электричество стало предметом торга и шантажа

Контроль над электроэнергией превратился в оружие пропаганды и контрпропаганды. Например, ежегодно свет пропадает 17 февраля, когда по всей стране празднуют годовщину революции. Когда в ЛНА объявляли о «нулевом часе» в декабре 2019 года и начале решительного боя за Триполи, свет тоже пропал: население на западе лишили возможности слушать речи противника. По сути, контролирующий ливийскую столицу конгломерат группировок давит на местных жителей, лишая возможности поддержать Ливийскую национальную армию тем или иным способом.

ЧИТАТЬ  Twitter пригрозила удалять пожелания смерти Трампу после того, как твит о его диагнозе собрал 1,8 млн лайков

На подконтрольных Правительству национального согласия территориях управление электростанциями до сих пор является средством эффективного давления на политиков и население.

5 сентября 2020 года сотрудников GECOL вынудили увеличить напряжение на подстанции в Мисурате, что привело к обесточиванию всего центрального региона страны. Причиной стало несогласие местного бандглаваря с решением Правительства национального согласия.

«Во всем виноват Хафтар»

В социальных сетях старательно ищут след сторонников Халифы Хафтара и Ливийской национальной армии в организации протестов против «законной власти» в Триполи. Вот только ситуация с перебоями электроэнергии появилась задолго до начала наступления фельдмаршала на Триполи, а после отступления ЛНА за линию Аль-Джуфра — Сирт никуда не исчезла. Пришло лето, а с ним и пиковые нагрузки.

Фактический контроль над электростанциями сохраняют те же самые группировки, что и несколько лет назад. А потребности населения за это время лишь выросли.

Конечно, территории, находящиеся под контролем ЛНА, выглядят в несколько более выигрышном свете: происходящим там митингам по объему далеко до столичных. Если не брать во внимание разницу в плотности населения.

Как в нефтеносной Ливии электричество стало предметом торга и шантажа

«Доведенное до ручки» и озлобленное на весь белый свет население Триполи едва ли будет радо хоть какой власти, будь то Хафтар, Саррадж, Эрдоган или Трамп, если руководитель не решит проблему нехватки базовых услуг. Частичное или полное уничтожение инфраструктуры западной Ливии с целью сеяния на территории противника хаос едва ли позволило бы Хафтару завоевать симпатии местного населения: руководство Бенгази и Тобрука столкнулось бы с теми же самыми проблемами, которые сегодня не в состоянии решить власти Триполи.

Но использовать это для своей выгоды в ЛНА могут: достаточно начать раздавать семьям бесплатные электрогенераторы с месячным запасом дизтоплива и рассказать об этой кампании в социальных сетях, как отношение граждан Триполи к ЛНА гарантированно изменится в лучшую сторону.

А станет ли лучше?

Аналитики Всемирного банка еще в 2017 году посчитали, что период политической нестабильности продлится минимум до 2023 года. Сегодня в базе данных числится 650 тендеров и контрактов, заключенных руководством GECOL. При условии создания необходимых условий для дальнейшей стабилизации линии фронта и окончательного перехода конфликта в область политического урегулирования, энергетический комплекс Ливии ожидает ренессанс. К 2030 году возможно добиться мощности от 13 до 18 гигаватт, которых хватит на обеспечение текущих потребностей.

В 2017 году в GECOL заявили, что инвестиционные проекты предусматривают вложения на миллиарды долларов в ливийскую энергосеть до 2030 года: планируется построить новые подстанции, реконструировать существующие линии электропередач и изменить жизнь к лучшему.

Вот только события лета 2020 года — уже после стабилизации линии фронта — доказывают, что в этом не заинтересованы на подконтрольных Правительству национального согласия территориях. Пока GECOL обвиняют в коррупции, давят со всех сторон и меняют руководство, это не решает фактической проблемы: отсутствия у GECOL контроля над ливийской энергосистемой.

Как в нефтеносной Ливии электричество стало предметом торга и шантажа

И едва ли в будущем что-либо изменится, пока элементы этой энергосистемы остаются «ресурсом» и предметом шантажа в руках конгломерата группировок, поделивших запад Ливии по сферам влияния.

А судя по тому, что подобное продолжается из года в год, региональным игрокам это лишь на руку.

Privata publicis postpone (лат. Предпочитай общественное личному).

Источник: https://riafan.ru/1321961-kak-v-neftenosnoi-livii-elektrichestvo-stalo-predmetom-torga-i-shantazha

Оцените статью
Новости Воронежа
Добавить комментарий