Франция стала заложницей мигрантов: поток вырос

Мир

В обоих крупных терактах с обезглавливанием людей замешаны мигранты. Но если 18-летний Анзоров достаточно давно перебрался во Францию, то 21-летний тунисец Брахим Ауиссауи лишь совсем недавно оказался в Европе.

Убийца трех человек в церкви Нотр-Дам в центре Ниццы прибыл в конце сентября на итальянский остров Лампедуза, служащий перевалочным пунктом на средиземноморском маршруте, по которому нелегальные мигранты из Северной Африки пытаются попасть в Европу. Власти поместили его на двухнедельный карантин по коронавирусу, а затем отпустили. Перед этим от мигранта потребовали покинуть пределы страны. Сейчас в Италии начато расследование, почему Брахим Ауссауи был освобожден, а не содержался под стражей в ожидании депортации.

На Апеннинском полуострове возник политический скандал из-за убийцы из Ниццы. Оппозиционная правопопулистская партия «Лига» обвинила министра внутренних дел Лучиану Ламоргезе в неспособности предотвратить прибытие мигрантов из Африки и заявила, что глава МВД несет ответственность за убийства на Лазурном берегу Франции.

На это Ламоргезе подтвердила, что ни власти Туниса, ни итальянские спецслужбы не считали Ауиссауи потенциальной угрозой: «Мы не несем ответственности за это».

Только по официальным данным, в этом году по морю в Италию прибыло около 27190 мигрантов, по сравнению с 9533 за тот же период 2019 года. Из них 11 195 человек прибыли из Туниса. Попытки итальянских властей отправлять тунисских нелегалов на родину в большинстве своем не срабатывают.

Согласно текущим соглашениям, Тунис соглашается принимать не более 80 граждан в неделю. Новоприбывшим мигрантам итальянцы неизменно вручают документы о высылке, но их почти никогда не задерживают, пока не будет организован рейс домой. Но многие «беженцы», не дожидаясь отправки на родину, быстро покидают Италию, часто направляясь во Францию, где проживает большая тунисская община.

Лидер «Лиги», бывший министр внутренних дел и вице-премьер Маттео Сальвини принес в Твиттере «свои извинения французскому народу, детям погибших и обезглавленных, от имени этого недееспособного правительства и его сообщников». Со своей стороны, нынешняя глава МВД Ламоргезе обвинила Сальвини за введенный им указ о безопасности, который усложнил правительству работу с мигрантами, поскольку были закрыты иммиграционные центры.

А один из представителей итальянского правительства напомнил, что выходец из Туниса, устроивший теракт на рождественском рынке в Берлине в 2016 году, также приехал в Европу через Лампедузу, когда министерство внутренних дел Италии возглавлял политик из «Лиги».

Как бы то ни было, из Италии Брахим Ауссауи вскоре перебрался во Францию, по имеющимся данным – в Париж. А в день нападения приехал в Ниццу. По словам руководителя антитеррористической прокуратуры, мужчина переоделся на вокзале, где его засняли камеры видеонаблюдения, и после этого пешком дошел до церкви Нотр-Дам в Ницце.

ЧИТАТЬ  Турция хочет сотрудничать с Россией после обнаружения газа в Черном море

Местные власти утверждают, что он не имел при себе удостоверения личности, когда полиция ранила его после нападения. У него нашли только документ с именем, выданный итальянским Красным Крестом.

Дело в том, что процедуры репатриации из Италии часто затягиваются. Вместо немедленной депортации мигрантам часто дают «разрешение на выезд», требуя, чтобы те покинули страну в течение семи дней. Такой документ получил и Ауиссауи.

На фоне серии исламских терактов во Франции планируют ужесточение правил приема мигрантов. Параллельно звучат обещания ударить по уже находящимся в стране радикалам, многие из которых имеют иммигрантский бэкграунд.

Как известно, после убийства учителя Самюэля Пати министр внутренних дел страны Жеральд Дарманен заявил, что намерен в срочном порядке потребовать депортировать за пределы страны 231 человека в связи с обвинением в радикализации. «Франция находится в состоянии войны, — заявлял ранее глава МВД. — Вопрос не в том, будет ли еще одно нападение. Вопрос в другом: когда оно произойдет». 

Лидер крайне правых Марин Ле Пен ранее также выразила сожаление, что президент Франции Эмманюэль Макрон в своей речи об «исламском сепаратизме» ничего не сказал о проблеме миграции. «Очевидно, что массивные и хаотические потоки мигрантов — это благодатная почва для развития сепаратизма, — заявила Ле Пен, выступая на французском телеканале RTL. – Следует остановить эту иммиграцию и установить порог в 10 тысяч мигрантов в год».

На теракт в Ницце Марин Ле Пен отреагировала в Твиттере заявлением о том, что «резкое ускорение исламистских военных действий против наших сограждан» требует «глобального ответа, направленного на искоренение исламизма» на французской земле.

Марин Ле Пен призвала принять «военное законодательство» для борьбы с исламистами во Франции. Для лидера «Национального объединения» (экс-«Национальный фронт») террористические атаки, устроенные иммигрантами, отличный повод заработать популярность у французов, напуганных разгулом исламистов – не за горами президентские выборы. Ле Пен обвиняет президента Макрона в том, что тот выдвигает «неадекватную и устаревшую стратегию сдерживания» радикалов, угрожающих Франции.

Мэр Ниццы Кристиан Эстрози в связи трагедией в церкви заявил, что необходимо менять конституцию: «Если сегодня от нас требуют уважать пункты Конституции, которые не адаптрованы войны с теми, кто ее не соблюдает — значит, мы должны изменить Конституцию». По словам политика, «мы не можем выиграть войну против этого врага по законам мира». Ранее Эстрози эмоционально призвал «стереть исламо-фашизм с нашей территории».

Кристиан Эстрози требует, помимо «фильтрации миграционных потоков» предоставления мэрам новых прав: «Как мэр я хочу иметь право объявить о закрытии в административном порядке места отправления культа, где происходят вещи, не соответствующие ценностям Французской Республики».

ЧИТАТЬ  Путин рассказал о позиции России по ситуации в Белоруссии

Мэр Ниццы напомнил, что установил в городе сеть видеонаблюдения из 3800 камер с использованием искусственного интеллекта и распознавания лиц, но сталкивается с противодействием тех, кто утверждает, власти не имеют права использовать эту технологию.

Депутат от Приморских Альп Эрик Чиотти публично заговорил о том, что необходимо «французское Гуантанамо» для самых опасных радикалов. Как пояснил депутат от партии «Республиканцы», Гуантанамо – «это образ». По словам политика, необходим «административный арест, изоляция опасных людей» для защиты общества: «Соединенные Штаты сделали это после 11 сентября и получили результаты, которых не получали мы. Мы должны подняться на несколько ступеней в степени защиты».

А по мнению обозревателя Le Figaro Эрика Земмура, французское правительство избирает «излишне щедрую миграционную политику». Основную социальную помощь в стране получают именно иностранцы. По словам автора, власти уже давно не контролирует потоки прибывающих в страну мигрантов и дают право на жизнь во Франции практически всем, кто их об этом попросит. В результате в проигрыше оказывается французский народ, у которого даже нет возможности «защитить свою безопасность и идентичность».

«Франция всегда оказывается в дураках из-за своей щедрости», — приводит Земмур слова французского писателя Шатобриана. Обозреватель подчеркнул, что эта цитата не могла не прийти на ум при рассмотрении «преступного пути» 18-летнего выходца из России чеченского происхождения, обезглавившего учителя в коммуне Конфлан-Сент-Онорин под Парижем. Сначала официальные лица Франции отказали ему в политическом убежище. Но, благодаря апелляции, поданной адвокатами в Национальный суд, юноша получил десятилетний вид на жительство. 

Как показало исследование, проведённое французским прокурором Шарлем Пратсом, 43% получателей семейных и жилищных пособий во Франции были иностранцами. Половаина получателей французских пенсий также рождены за рубежом.

Дороже всего обходятся Франции несовершеннолетние мигранты — не важно, настоящие или поддельные. Многие молодые люди рассчитывают на программы стажировок или профессионального обучения, которые призваны помочь им интегрироваться в новые общины, зарабатывать на жизнь и получить законное место жительства, как только им исполнится 18 лет.

Но очень часто молодым мигрантам попросту не удается социализироваться. По словам Жеральда Дарманена, представители этнических групп, которым не удается интегрироваться в общество, остаются в своих собственных общинах и становятся более уязвимыми к радикализации. Отчасти поэтому глава МВД Франции призывает сократить количество халяльных мясных лавок, магазинов этнической одежды и даже специализированных супермаркетов в стране.

«Меня всегда шокировало, когда я входил в супермаркет и видел полку, отведенную еде одной общины, а рядом с ней — другой, — заявил министр. – Завоевание доли рынка путем обращения к основным инстинктам не всегда способствует общему благу».

ЧИТАТЬ  Политолог Гусев: своей речью на Генассамблее Путин поднял авторитет ООН

Если по данным Национального института статистики Франции INSEE на 2014 год во Франции насчитывалось почти 6 млн иммигрантов (лиц иностранного происхождения) или 9,1% от всего населения, то в начале 2016 года, по оценкам Eurostat, иммигрантов стало уже 7,9 млн (11,8% населения Франции).

2019 году Франция получила почти 120 тысяч просьб о предоставлении убежища — больше, чем любая страна ЕС, кроме Германии.

Пока одни критикуют французские власти за то, что те потакают «понаехавшим», другие ставят в вину государству «недостаточно» чуткое отношение к нуждам и чаяниям мигрантов.

Летом ЕСПЧ признал Францию виновной в создании «бесчеловечных и унизительных условий жизни» для просителей убежища. Три истца из Афганистана, России и Ирана, просившие об убежище на родине Мольера и Дюма, подали в иск в Страсбургский суд, обвиняя французское государство в том, что они были вынуждены жить месяцами на улице, боясь нападения или ограбления и вообще они стали жертвами унижающего человеческое достоинство обращения. И, хотя ЕСПЧ признал, что суду известно о перегруженности миграционной системы во Франции, истцы получили компенсацию в 10 и 12 тысяч евро.

Критике подверглись действия французских властей, например, и когда полиция разобрала нелегальный палаточный лагерь мигрантов в пригороде Парижа Обервилье. Там жили 2000 человек. Выселенных разместили в спортзалах, оборудованных под временное жилье. Правозащитники раскритиковали действия полицейских как «абсурдные и возмутительные». 

Совсем недавно, в сентябре, французская полиция разогнала временный лагерь для мигрантов в порту Кале, откуда беженцы из Афганистана, Ирака, Ирана, Сирии и стран Африки пытались через Ла-Манш попасть в Британию. Представители властей оправдывают разгон лагеря тем, что это прежде всего операция по предоставлению убежища мигрантам, живущим в импровизированном лагере в чрезвычайно тяжелых условиях.

Примерно 150 эмигрантов из этого лагеря были направлены автобусами в центры приема в Па-де-Кале, еще 150 — в другие департаменты на севере Франции, а оставшиеся несколько сотен — в другие регионы страны.

Французские власти пытаются избежать концентрации толп мигрантов, старающихся переправиться через пролив в Альбион, порой на перегруженных резиновых лодках с риском для жизни, а порой пользуясь услугами контрабандистов, которым приходится платить за помощь в пересечении одного из самых загруженных судоходных путей в мире. Лондон неоднократно требовал от правительства Макрона предпринять усилия, чтобы эти люди не покидали Францию.

Читайте также: «Религиозная война Франции дошла до России»

Кто бунтовал у посольства Франции в Москве: задержания мусульман

Кто бунтовал у посольства Франции в Москве: задержания мусульман


Смотрите фотогалерею по теме

Источник: https://www.mk.ru/politics/2020/10/30/franciya-stala-zalozhnicey-migrantov-potok-vyros.html

Оцените статью
Новости Воронежа
Добавить комментарий